• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:13 

Она любила серебро и утонула в нём.
Слишком много эмоций.

большое .jpg

@темы: Это - моё, и я отдаю его

11:30 

Она любила серебро и утонула в нём.
Просидев 6 часов, из которых 2 посвящены "Пианистке", 2 самосозерцанию, 2 - изучению новых книг, я останавливаюсь у порога, прежде чем воткнуться в стену, и понимаю, что все мои "друзья" теперь - somebody that I used to know. Я ощущаю себя на дне океана, из которого только что разом откачали всю воду.

Писатель - доктор Франкенштейн. Едва только он создаёт литературное произведение, как оно начинает убивать авторскую жизнь под предлогом известности и, в конце концов, сжирает своего создателя.

@темы: То, о чём нельзя говорить просто

07:58 

Она любила серебро и утонула в нём.
люди склонны обманывать себя. особенно, если собеседник кажется им простым, как пробка от винной бутылки. мне никогда не казалось, что я - злой персонаж в пьесе. мне кажется, что я - главный шутник, и для того, чтобы шутить, мне не обязательно улыбаться.

искусство стекольщика и искусство мима схожи тем, что человек может увидеть себя как в зеркале. и нечего на зеркало пенять, коли рожа крива.

я завариваю травяной чай и слушаю балладу о виновности и жадности. на часах уже восемь. впереди много дел.
mamartoq.

@темы: Это - моё, и я отдаю его

21:15 

Она любила серебро и утонула в нём.
В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Свое бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики.

И мы проходили сквозь город чужой,
Сквозь дымную песнь и полуночный зной, -
Одни под созвездием Змея,
Взглянуть друг на друга не смея.

То мог быть Стамбул или даже Багдад,
Но, увы! не Варшава, не Ленинград, -
И горькое это несходство
Душило, как воздух сиротства.

И чудилось: рядом шагают века,
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.

Мы были с тобою в таинственной мгле,
Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг выплыл над встречей-разлукой...

И если вернется та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то
Священная эта минута.

@темы: Хрустальное слово, терпкий слог

URL
14:57 

Смилла и её чувство снега.

Она любила серебро и утонула в нём.
Моя мать курила сделанную из старой гильзы трубку. Она никогда не лгала. Но если она хотела скрыть правду, она чистила трубку, брала в рот то, что было вычищено из трубки, говорила «mamartoq» — прекрасно и потом делала вид, что не в состоянии говорить. Скрывать — это тоже искусство.

«У них появились», — говорят о людях, у которых рождаются дети. В этом случае так сказать было бы неправильно. Я бы сказала, что у моей матери появились я и мой младший брат. За пределами этой жизни, — присутствуя, но не будучи в состоянии стать ее частью, опасный, как белый медведь, взятый в плен в стране, которую он ненавидел, любовью, которую он не понимал, но жертвой которой стал и на которую он, похоже, не имел ни малейшего влияния, — был мой отец, человек со шприцем в уверенных руках, игрок в гольф Мориц Ясперсен.

Моим единственным братом по духу является Ньютон. Я была взволнована, когда в университете нам рассказали о том месте в Principia Mathematica, Книге первой, где он, наклонив ведро с водой и используя наклонную поверхность, доказывает, что внутри и вокруг вращающейся Земли, и вращающегося Солнца, и танцующих звезд, не позволяющих найти какую-нибудь постоянную точку отсчета, систему координат и точку опоры в жизни, есть Absolute Space — Абсолютное Пространство, то, что остается неподвижным, то, за что мы можем ухватиться.
Я расцеловала бы Ньютона. Позднее я впала в отчаяние от критики Эрнстом Махом эксперимента с ведром, той критики, которая стала основой работ Эйнштейна. Тогда я была моложе и впечатлительнее. Сегодня я знаю, что они лишь хотели показать, что аргументация Ньютона была недостаточной. Всякое теоретическое толкование — это ограничение интуиции. Но никто не смог поколебать нашу с Ньютоном уверенность в существовании Абсолютного Пространства. Никто не найдет дорогу в Кваанаак, зарывшись в труды Эйнштейна

Бо́льшая часть людей пребывает в заблуждении, что насилие всегда оборачивается в пользу физически сильного. Это не так. Исход драки — это всегда вопрос о том, кто кого опередит в первые минуты. Когда я, проведя полгода в школе Ругмаркен, переехала в школу Скоугор, я впервые всерьез столкнулась с классическим датским преследованием тех, кто не похож на других. Там, где я раньше училась, все мы были иностранцами, все были в одной лодке. В своем новом классе лишь я одна имела черные волосы и говорила на ломаном датском. Один мальчик, на несколько классов старше меня, был особенно жесток. Тогда я узнала, где он живет. Встала рано утром и стала ждать его в том месте, где он переходил Скоусховедвай. У него было передо мной преимущество в пятнадцать килограммов. И у него не было никаких шансов. Он так и не получил тех нескольких секунд, которые были ему необходимы, чтобы прийти в боевую готовность. Я ударила его прямо в лицо и сломала ему нос. Потом ударила его ногой сначала по одной, потом по другой коленной чашечке, чтобы опустить его до более оперативной высоты. Потребовалось наложить двенадцать швов, чтобы поставить на место его носовую перегородку. Никто никогда так и не поверил, что такое могла сделать я.

Я переобуваюсь в камики. Смотрю под ноги, сосредоточившись только на том, чтобы идти. Как будто я снова ребенок. Мы куда-то направляемся, не помню куда, позади долгая дорога, может быть несколько sinik, я начинаю спотыкаться, я более уже не владею своими ногами, они идут сами по себе, с трудом, как будто каждый шаг — это неимоверно сложная задача. Где-то внутри растет желание сдаться, сесть и заснуть.
Тут моя мать оказывается позади меня. Она все понимает, она уже какое-то время наблюдает за мной. Она, обычно такая молчаливая, говорит, она хлопает меня по голове — полугрубость, полуласка. Какой это ветер, Смилла? Это kanangnaq. Это не так, Смилла, ты спишь. Нет, не сплю, он слабый и влажный, наверное, вскрылся лед. Ты не должна так говорить со своей матерью, Смилла. Невежливости ты научилась от qallunaaq.

22:42 

Она любила серебро и утонула в нём.
Что должны иметь с собой шведские бегуны на 100-метровую дистанцию?
Карту и компас.

и снова про шведов

18:55 

Светлое Рождество.

Она любила серебро и утонула в нём.
Сегодня у томы мы кушали блинчики с мёдом и корицей, смотрели декстера, и, кажется, её занесло, хотя она - факт - терпеть не может вид крови.
...
Прохожу по комнате томы (как известно, у неё не комната - залежи интереснейших штук: блокнотов, шарманок, украшений и т.д. раскопки вести можно.) вижу - кафка. отличная книга, "мастер пост-арта". открываю. 5 секунд молчания.
- это моя книга.
- да, точно, я дочитала, но забыла тебе отдать.
- и это тоже моя книга.
- и эту я тоже дочитала.
А вообще у неё дома тепло и уютно, и за окном снег падает. рождество в этом году правильное получилось. Светлое.

@темы: Это - моё, и я отдаю его

09:58 

Она любила серебро и утонула в нём.

For Nowhere I stand

главная